Category: мода

О моде на блатной слэнг.



В последнее время российскую образованную публику охватила странная мода - болезненное пристрастие к слэнгу гопников, или проще говоря, фене.
Причём мода эта настолько парадоксальна, что я решил отвлечься от своего уютного хорватского повествования,  чтобы немного раскрыть эту тему.

Вот пишет мне одноклассник, дизайнер интерьеров:
"Когда в Питере нарисуешься - скинь маляву, жыги накатим за гаражами."

На конференции сталкиваюсь со знакомым - управляющим крупной компании:
"Слыш чо как - мелочь есть на кармане?"

Из соседнего отдела за стенкой, где сидят интеллигентные филологи, регулярно доносится:
"чоткие пацаны",  "выставить на бабосы",  "раскидать по мастям".

Ну а после того, как я услышал от субтильной домашней барышни:
"Пойду щас Людку на лавэ опрокину", я окончательно решил написать этот пост.

В общем-то уже не я один замечаю, что за последний год гоп-слэнг стал для отечественной интеллигенции чем-то вроде французского для дореволюционной образованной публики. Умение лихо владеть феней превращает вас в остроумного светского собеседника.  А особо употребляемые словечки:  все эти "паходу", "петуханы" и "непонятки" вообще превратились в слова-паразиты, причём произносимые с видимым удовольствием.

Казалось бы - явный повод в очередной раз посетовать на потерю культурных ориентиров и упадок нравов. Но при всей моей нелюбви к блатной романтике, меня эта мода очень радует. Ибо, впервые может быть в послереволюционной России, в этом интеллигентском скоморошничанье зазвучали здоровые и правильные нотки.

Всем известно, что романтизация блатного образа жизни началась в СССР сразу после революции, а в 20-е годы вообще проводилась на государственногм уровне. Оттуда нам шлют привет пресловутые Остапы Бендеры и Бени Крики.
В 60-ые годы новый всплеск интереса к блатному миру был вызван уже творчеством полуофициальных деятелей культуры, (ну например, ранним Высоцким). Очевидно с тех времён в речь образованной публики и стали проникать уголовные слова и выражения.
И хотя интеллигенты на словах дистанцировались от дворово-тюремной эстетики, некая таинственная привлекательность блатного мира оставалась неизменной.
И вот в 90-е эта романтика незаметно переросла в реальность. Которая больнее всего ударила по детям и подросткам.
Моё поколение в начале 90-ых ещё ходило в школы, и выморочный кошмар вечерних улиц, где каждый прохожий мог оказаться вором и гоп-стопщиком, оно запомнило со всей остротой детского восприятия.
Запомнило оно также и начавшееся тогда же тотальное воспевание блатной эстетики во всех средствах массовой информации.
Дети и подростки - народ в общем безъязыкий, и внятно обозначить свою позицию они по ряду причин не могут и не умеют. Но никто ничего не забыл и раздражение копилось.

Результат этого здорового раздражения и появился в наше время, неожиданно оформившись в нынешнюю глумливую моду на дворовый жаргон. В этой моде нет ничего ни от романтики 20-ых, ни от тайного пиетета 60-ых. Это недвусмысленное коллективное издевательство над самим понятием блатной "культуры", которое так долго сбивало с толку даже умнейших людей. По сути моё поколение бессознательно мстит за дискомфорт и страхи детства, и мстит грамотно и умело.

Впервые со времён революции гопники превратились в массовом сознании из опасных, но в глубине души уважаемых гегемонов в этаких "новых чукчей". То есть в объект снисходительной брезгливости и презрительного хохота.

В них стало смешно всё:  идиотский "прикид" и пещерные "понятия",  убогий "базар" и маргинальная "масть".
Таким образом современная ироничная мода на феню безвозвратно убивает весь ореол романтики, выпестованный строчками Бабеля и аккордами Высоцкого.

И поэтому, когда я слышу в очередной компании произносимое под глумливый хохот что-нибудь вроде: "я у васяна куртень отжал"  или  "слился под шконку в ужасе", я радуюсь.
Ибо произносящий эти сентенции забивает очередной маленький гвоздик в гробовую доску блатной "культуры".